insensitivity
Я скажу тебе правду.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

insensitivity > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 15 августа 2018 г.
Почему на каждого литературного... дауд 17:47:27
Почему на каждого литературного классика обязательно найдётся человек, будущий шипеть в интернетах, что классик этот - переоцененный?
/'Фицджеральд - унылый шлак' © это выше моих сил/
please-please-please Too Busy Crying 16:08:05
пожалуйста-пожалуйст­а-пожалуйста
заткнисьзаткнисьзат­кнись
твой голос осточертел
я не могу слушать тебя
я так ненавижу тебя
может быть, сдохнешь наконец от передоза?
пожалуйста,
заткнись


"И должны ли мы чаще выбираться в офлайн, потому что без интернета мы напоминаем наркоманов при ломке. Я имею в виду, что когда-то ведь люди могли жить и работать без этого. Может, Джордж Оруэлл был прав, в конце концов?"
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
#потеряные поколения #поколение справедливости ARINArom 07:25:06
 ­­ ­­
#Потерянные поколения

«Я спрятал твой секрет»



Первую книгу я читала больше года назад, поэтому впечатления слегка смазанные, да ещё и получилось странно - сначала нашла небольшой фрагмент в интернете, прочитала, практически влюбилась в книгу, но дочитать смогла только через год.
Хотя в любом случае очень... Тревожная история. Хоть и банальная до зубовного скрежета в некоторые моменты.
Арника - девушка, которая, казалось бы, вообще не понимает что с ней происходит. Смотритель - человек который ухаживает за силентами из неё получается замечательный, до смерти Гаспара. И гепард, который смотрит на нас с ее формы Корпуса - лишь отголосок. Дань вины, которую девушка берет на себя. Хотя даже Микелина готова признать, что это было только решением ее брата.
Что страшно, так это то, что девушка уходит в Курсанты даже не осознавая своего решения, действуя под стабом она буквально подписывает себе приговор. Терпит насмешки, ненависть, непонимание, страх - все это сводит ее с ума, но почему - мы узнаем только во второй книге.
Помощь маленького Берда, неприязнь Юна, непонимание Солары, обучение у Кондора, конфликт с Закарией - частички одного пазла на пути к осознанию, к изменениям, которые неотвратимы.
Арника становится кем то другим.

«Страх создал тебя, это он научил тебя всему, что ты знаешь».



Она меняется, из простой, зажатой девочки - из крохотного огонька она превращается в ревущее пламя и это происходит очень медленно. И если огонь, который горит в ней все сильнее можно сравнить со Смертельной Пляской - абсолютно спонтанным, необдуманным решением, то дальше - ещё интереснее.

#Поколение Справедливости

«Я совсем не тот человек, каким себя считала»



Для читателей ощущения совсем нереальные, потому что вторая книга это будто совсем другой мир. Другая история, в которой, что и удивляет, сохраняются персонажи и место действия - остальное пропадает. Теряется в осознании двойственности всего происходящего.
Здесь вы увидите и почувствуете другие эмоции, другие привязанности, другие страхи.
Так же как и девушки, которые изображены на обложках, книги невозможно соединить во что-то одно. Нет. Нет. И ещё раз нет.
Здесь появляется очень важный персонаж - Электо, здесь все те страхи, которые испытывала Арника на протяжении всей первой книги кажутся такими детскими, далекими. Смешными.
Вы можете заметить Константина - человека, который любит всем своим израненным сердцем. Вопреки всему. Теперь вы точно поменяете своё отношение к Юну - на секунду, я уверенна, у вас даже промелькнёт надежда на любовную линию. Но не к Арнике, не к ней.
Вы наверняка расплачетесь когда увидите как наяву смерть Бертрама и ошарашенно выдохнете, когда заметите его высокую, улыбчивую, двадцатидвухлетнюю версию.
Порадуетесь за Солару и Финна, поразитесь предательству Атоса, искренне пожалеете Кондора, возненавидете Бенедикта, лучше поймёте Агату. И я предчувствую... Замрите сейчас - я уверенна, сердце пропустит удар, потому что вы осознаете - Свободного Арголиса не существует.

«И да наступит время справедливости»



Белые начинают. А девушка, которая не имеет даже имени, готовая отдать жизнь за своего возлюбленного и готовая идти до конца - станет символом той самой Справедливости. Чего бы ей это не стоило.
Вчера — вторник, 14 августа 2018 г.
lyolove #108 dystop 18:59:05
 Сегодня пили с ней медовуху и гадали на картах. Хотелось к черту послать всю мою рациональность и адекватность и просто попробовать посмотреть на то, что скажут бумажки с картинками. А сказали они, мол, всё у тебя грустно и безрадостно, давно ничего не происходило, а вскоре будет ждать удар и пьянка. С учётом приближающегося дня рождения - неудивительно. Что в какой-то мере заставило задуматься, так это подсердечная карта, согласно которой я крепко на кого-то или что-то обижена. А, чего юлить, она ясно указала, что обижена я на мужчину или мужчин. И если честно, то этот момент я никогда особо не отслеживала у себя, но не могу с ним не согласиться. Внутри меня как колючка засела самая настоящая обида, избавиться от которой не могу. И простить - тоже. Я вообще много чего прощала в жизни, а это вот не получается. Словно живу и жду, когда будет по-справедливости: либо человек извинится, либо понесет заслуженное наказание, либо ещё что. А этого не будет, понимаешь?

Очень мало и плохо сплю в последнее время.
Great G очень важная персона 17:25:54

хай кста

Я поняла, что есть герой фильма, который мне рили родственная душа
Это сраный Гэтсби, который верил в свет зелёного огонька
Рагу с Сестринских островов Кошка котяка 10:52:45


Было пиво коричневое, хлеб темный, рагу — цвета сливок. Она подала его в горшочке из выдолбленной черствой ковриги. Бульон был наваристым, с пореем, морковкой, ячменем и репой двух цветов: белой и желтой, и в этой щедро заправленной сливками и маслом похлебке можно было распробовать моллюсков и треску, крабовое мясо. Это была еда, согревавшая до самых костей, — как раз то, чего просила душа дождливым холодным вечером.
«ТАНЕЦ С ДРАКОНАМИ»

___________________­____________________­____________________­____________________­____________________­__________
Подробнее…Рецепты из игры престолов

1. Замочите треть трески в кастрюльке с холодной водой. Доведите до кипения и варите 10 минут. Затем выньте рыбу шумовкой и отложите. Сохраните бульон, в котором варилась рыба.

2. В глубокой миске растопите сливочное масло и обжарьте в нем порей, морковь и чеснок на среднеслабом огне при помешивании до мягкости, не допуская подрумянивания, — примерно 5 минут.

3. Влейте вино и увеличьте огонь, доведя все до кипения. Влейте рыбный бульон, добавьте тимьян, соль, перец, ячмень и репу и варите примерно 20 минут, до готовности репы.

4. Сливки прогрейте в небольшой кастрюле, не допуская даже намека на кипение, затем всыпьте шафран — сливки окрасятся в желтоватый цвет. Влейте сливки вместе с концентрированным молоком в рыбно-овощной бульон, помешивая.

5. Добавьте все куски рыбы (сырые и вареные), мясо краба и моллюсков. Закройте

крышкой и варите на среднем огне 5–8 минут, пока рыба не станет прозрачной. Подавайте рагу горячим.


Категории: Рецепты, Игра Престолов
Позавчера — понедельник, 13 августа 2018 г.
— 137 — Olivia Nell 13:33:48

поведай о звёздах­ далёких­ мне


Вопреки видимому нежеланию ехать куда-либо вместо того, чтобы остаться в родных стенах, я не жалею. Была мысль отменить всё в последний момент, отговориться, мол, простите, но нет, не хочу я. Но что-то внутри щёлкнуло, перемкнуло, и слова так и не были произнесены.
Почему-то мне казалось, что снова накатит на плечи раздражение от окружающей обстановки: я прекрасно осознавала, что у тёти сейчас живёт племянница, — та ещё болтливая особа, — а чужой дом с чужими вещами станет клеткой. Вместо этого я ощущала непередаваемое спокойствие и умиротворение. Постоянные вопросы и рассказы Кати не затронули ни одну из раздражающих струн в моей душе, искренняя забота тёти, которая имеет привычку быть порой гиперзаботливой, на что мы с мамой лишь отмахиваемся и терпеливо повторяем, что нам ничего больше не надо, первые за два года поездки на велосипеде, тёплая воды матушки-Волги и ветер в лицо, спокойствие небольшой комнатки в сенях с марлей, что висит балдахином над головой — всё это пришлось долгожданной панацеей на сердце, медленно, но уверенно залечивая раны. Под вечер мы ещё и белого винца навернули с картошкой, а потом закусили вкусным арбузом и потрясающими шоколадными вафлями, от чего я совсем растаяла — после ужина мы мирно сидели в гостиной и смеялись над какой-то передачей, что показывали по Первому.
Ночью не могла уснуть из-за жары и ватного одеяла, но после двух пристроилась так, как удобно, и провалилась в тайны египетских гробниц и головоломок в духе первых частей о Ларе.
Страхи по поводу того, что мне будет неуютно у родственников, не подтвердились — я спокойно наливала себе чай и заваривала кофе, уверенно доставала конфетки и посуду из шкафов и разваливалась на хозяйской кровати, кутая в одеяло замёрзшие ноги, не спрашивая на то разрешения. У меня не было таких ощущений с тех пор, как бабушка заболела и перестала ходить, поэтому приятно было вернуться в атмосферу далёкого, но такого близкого дома.

Я не умею рассказывать о чём-то так же красиво и долго, как это делает моя дорогая Лит, но что есть — то есть. Моменты, что откладываются в моей памяти, яркие и красочные, но их не описать, увы словами, поэтому получается, как и всегда, нечто отрывисто-родное. Кажется, что даже дышать легче стало после поездки, хотя голова и гудит от укачивания и трёх часов в пути.
Знаю, что вернусь туда снова и буду продолжать возвращаться. И знаю, что буду рассказывать об этом так, словно вернулась после долгого отсутствия к людям, с которыми, неизменно, хорошо. Какая радость, что в моей жизни есть такие люди.
Какая радость, что в моей жизни есть места, в которых хочется быть.

— Приезжайте почаще. Я очень скучаю по всем вам.
— Обязательно.



­­


Категории: О семье, Бархат лепестков стойкий, Камелия рассветная, Шёпот трав прибрежных
воскресенье, 12 августа 2018 г.
запах жженых пуканов Бартанг. 19:49:14
как же. все. задрало.
быстрее бы закончить весь этот нудный рисовач и продолжить писать фикло по Детройту. рисование придумали в аду, чтобы я страдала. когда уже можно будет отрешиться от ежедневного вкалывания... все, завтра выходной нафиг. с 3 по 12 августа - это 9 дней непрерывной боли. слышу, как с хрустом ломаются кости моей психики. или этот звук в сведенных плечах?.. не важно.
реально напрягает, когда ты просираешь кучу дней, чтобы достичь желаемого уровня, превозмогаешь болезнь и усталость, сгораешь, скрючившись над картиночкой, а кому-то это в кайф, кто-то считает рисование легким и веселым. приятным. офигеть, давайте все порисуем! ведь это такая радость! улыбаемся счастливо! всем нравятся разные штуки и они хотят их изобразить!
...
ладно, это все последствия болезни.

сегодня ездила к матери на юбилей. там была тетя Аня, которая ее подружка-архитектор­ и которая однажды мне позвонила в момент жесточайшего психоза - прочла десятиминутную лекцию о том, что я неправильно живу, не слушаю мать и вообще ужасный человек. короче, всячески поддержала. не меня)
так вот: какое счастье было на ее корявую шутку (на грани оскорбления) не улыбаться из вежливости, как научили годы жизни с родственниками, а смотреть с покерфейсом - типа, что за чушь вы тут спороли. о, возможность проявлять истинное мнение так греет душу. еще немного - и вспомню, как бить рожи.

Категории: Однако, Крыстьяне, Срач, Эпоха боли, Размышления и истории из моей жизни
пятница, 10 августа 2018 г.
Правильно? стакан не полон и не пуст 18:40:12
 А может, я не умею дышать
Правильно.
Пожалуй, мир за меня может решать.
Правильно.

Где фразы мои и где мысли мои?
В комнате.
В той комнате, где не включают огни.
В комнате,

Что видела слёзы и радость мою
Долго так,
Как жизнь я усердно пытаюсь и шью
Долго так.

Я не могу не смотреть, как мой мир
Топится.
Рвутся мечты, и мой сладкий эфир
Топится.

Она слишком мала, а он слишком уж стар.
Глупые.
Таких выгоняют под громы фанфар –
Глупые.

Мужчина – закон, а женщина станет
Рабынею.
Он станет известным, она – в лету канет
Рабынею.

Мудрец без ноги, сумасшедший с ногой –
Разные.
С ногою всё знает, безногий – дурной –
Разные.

Все немцы – фашисты, то знает любой –
Прочь иди.
У «наших» у всех ни греша за душой –
Прочь иди.

Он в Бога не верит, совсем психопат!
Глупый он.
А мы взорвём город – вернём Халифат.
Глупый он.

Две девушки вместе хотят жизнь прожить –
Дуры две.
В разводе я, дом не могу разделить.
Дуры две!

Скажите, зачем диктовать вам Земле
Ваши правила?
Скажите, а разве нужны на Земле
Ваши правила?
Зачем держат в цепях любовь на Земле
Ваши правила?
Зачем убивают внутри на Земле
Ваши правила?
Ведь там заставляют кого-то взять нож
Ваши правила?
И тело в крови потом разве спасёшь?
Ваши правила...

А может, я не умею дышать
Правильно.
Пожалуй, мир за меня может решать.
Правильно.

(Феррум, Амао, Фламинго, Лисёнок и все-все, кого погубило, губит или ещё сможет погубить чужое мнение.
Это стих в вашу честь. Тут точно есть кто-то из этого списка.
Пусть мир никогда не сможет решать за вас.
Вы сильные и прекрасные, вне зависимости от того, насколько вы взрослые, какого вы пола, откуда вы родом, как выглядите, во что верите и кого любите. Вы сами – свой корабль, правьте им с удовольствием.
Ваш Данон, Галь Урыв и Вкуся.)
October Wind.. TeOgami 12:56:21
Если подумать, Октябрьский ветер действительно досьаточно много для меня значит, уже очень давно... Дилан же мастак отмечать суть рождения творчества.. Крч, я рада что узнала об этом авторе..))

­­



Категории: Listen-see, Poems, M.Video, СобериСебя, ПСС
Тайна третьего океана. TechnoGot...Exemptionem 01:03:38
Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре. Если дозволено это, все остальное отсюда следует.


(с) Оруэлл, "1984"

Категории: Простые истины
четверг, 9 августа 2018 г.
Я не знаю как я выжила, правда не знаю...(часть 1) Eva Ell 21:54:08
Я не знаю как я выжила, правда не знаю...
Нет, я пишу это не выйдя только с ванной после неудачной попытки суицида. Я пишу это после нескольких лет, когда не считая этих самых попыток я умирала каждый день...
Сколько детей, подростков, нуждающихся в помощи, поддержке, которые выбирают разные способы привлечь к себе внимание, бунтуя, тем самым призывая к помощи, но никто этого не понимает, списывая все это на юношеский максимализм, мол перебесится. Увы, очень часто это не срабатывает и становится очень поздно.
Мой мир начал рушиться с 13-ти. Не то чтобы до этого было все гладко, но тогда все не приобретало размеров армагедона.
Наверное, если бы я сейчас собралась покидать этот мир, я бы поступила также как героиня сериала 13 причин почему Ханна Бейкер - записала кассету с суровой историей жизни, в которой описала все и всех из за чего вспорола себе вены, и дала бы прослушать все это своим обидчикам, чтобы проббудить в них хоть какое то чувство вины.
Но увы, сейчас я боюсь смерти. Точнее нет, не так, я наверное в какой то степени даже жду ее, просто не могу набраться смелости поспособствовать этому и смирно жду пока придет мой час.
Как думаете, что должно происходить в голове, чтобы решиться лишить себя жизни? Жесточайший хаос, и это правда страшно, когда ты не боишься нанести себе никаких физических увечий, не боишься ничего лишь бы притупить свою душевную боль и закончить со всем этим поскорее. И ты ждешь, правда, ждешь, пока кто-нибудь это поймет и остановит тебя, скажет, что все не так, что он рядом. Но...Этого не происходит.
В моем случае меня никто не остановил, я сама, я смогла. Я не смогла выбраться из всего дерьма, но я живу и сижу сейчас за чашечкой чая и пишу это с призывом к вам, к тем, у кого закрадываются мысли покончить с этой чертовой жизнь, я призываю не делать этого.
Я выросла в достаточно благополучной полноценной семье - в ласке и в любви. Папа, мама всегда уделяли мне много времени, баловали, говорили как меня любят. Мне повезло с этим, чего не могу сказать обо всем другом.
С насилием мне пришлось столкнуться еще в раннем детстве. Я росла в большой компании дворовых ребят, с которыми проводила все свое время лазая по деревьям, по крышам, разбивая коленки в кровь. Это было весело. Но были не только безобидные игры в виде догонялок, кулинарии в детской посуде, или же игр вроде охотники и утки. Были игры повзрослее. Я не хочу скрывать имен, пусть они останутся настоящими и может кто то когда то из моего окружения это прочитает и поймет что к чему и кто есть кто.
Меня принуждали. Я не хотела играть так, н я не могла дать достаточного отпора и после буквально второй безуспешной просьбы мол Валера,давай не будем, просто мирилась с условиями игры и играла в счастливую семейную пару, которая должна была импровизировать брачные сексуальные утехи верхом на жеребце, стонать, кричать и говорить как мне хорошо, как в то время его младшей сестре он строго настрого велел не выходить с соседней комнаты и притворяться, что она спит.
Помнится как неоднократно, я получала как говорят в народе поджопников и оплеух за то, что отказывалась играть не по правилам. В один день, после попыток отказать в игре и получив за это наказание, пришлось прийти домой с посиневшей от ударов ногами попой и это увидела моя мама. Но даже на ее вопрос о том, что случилось, я сказала, что просто сильно упала на бетонные плиты и она поверила. Вы спросите почему я промолчала? Этот вопрос в моей жизни можно задавать неоднократно и ответ на него будет где то позже...
У меня всегда были комплексы, с детства, и с каждым годом они только усиливались. В школе поводами для насмешек была моя внешность - не ровные зубы, прыщи в подростковом возрасте, на тот момент казавшийся высокий рост, за что меня называли кобылой и подпитывалось все это одним из важных аспектов - моя национальная принадлежность, которая была недостатком, когда живешь среди представителей другой нации. Я плакала в подушку ночами, задавая неоднократно Богу одни и те же вопросы - Почему я? Почему я такая? И молила, молила о помощи.
Переход в средную школу вообще был ознаменован многими событиями. Это такое чувство - с одной стороны и возвыщающее тебя(ты ведь уже взрослый), а с другой стороны - чем старше дети, тем бурнее фантазия и тем больше клеймо на тебя могут нацепить.
Не смотря на то, что в принципе я очень даже неплохо общалась со своими одноклассниками, ни с кем другим особо у меня наладить общение не удавалось. Оскорбления, колкости в мой адрес были обычным делом. Я же просто проглатывала в себе все это, делала вид, что я не услышала, либо отшучивалась и шла дальше.
И это время я считаю временем, когда моя жизнь пошла наперекосяк.
Я помню как это было - мы стоим с одноклассницей Альбиной на пороге школы, тут ударом ноги открывает двери Он, орет что то там своему другу на эмоциях. И как говорится в басне Крылова - В зобу дыханье сперло. Я не знаю чем он меня зацепил и что я тогда чувствовала(я не помню), но это была моя первая влюбленность. Он такой беспредельщик, хулиган, такой, какие как раз и нравятся девочкам в таком возрасте. Ренат - тогда это имя было на последних листах всех моих тетрадей и книг, им были исписаны все мои личные дневники. Альбина была его какой то дальней сестрой и она сливала мне о нем всю информацию, которой я не знала как пользоваться, но тщательно ее собирала.
Мы сидели с Алькой на турниках сзади школы и тут не выдержав она выпалила : Я не могла сдержаться и все таки рассказала Ренату о твоих чувствах. Земля ушла из под ног, я думала я провалюсь сквозь землю от накрывшего меня стыда. Иии...что? - только и смогла выдать я. -Он сказал, что ты тоже классная девчонка и ты ему очень нравишься. Думаю, что тогда происходило у меня в животе и какие круги наворачивали там бабочки рассказывать не нужно. Я жила в надежде, в надежде что он все таки решится, но он также проходил мимо и даже не смотрел в мою сторону.
Была ранняя зима, как сейчас помню - все бегали в гардеробную на нижнем этаже и кутались в пуховики, дабы отогреться на переменах. Был какой то там по счету урок кабардинского языка, на котором я могла сидеть и заниматься своими делами. Я любила писать стихи и к этому меня всегда сподвигало какое то просветление в жизни. Я была окрылена невинной влюбленностью и с приходом музы на уроке я решила сделать в своем дневнике некоторые наброски. - А что это у тебя там за блокнотик? - спросила Зарема, сидящая за задней партой. -Что ты пишешь? - проявив неподдельный интерес спросила Альбина. - Ничего.-захлопнув дневник и бросив его в портфель пробормотала я. Вскоре прозвенел звонок на большую перемену и я решила сходить в буфет за булочкой. По возвращению в классе особо никого не было и я присела за свою парту, решив спокойно за соком и булочкой дописать свои строки. Потянувшись за дневником - я его не обнаружила. Такого варианта я допустить не могла, высыпала все содержимое портфеля на стол, но увы... мои догадки о продаже подтвердились. И тут в голове промелькнуло ранее любопытство одноклассниц на уроке. Я ломанулась в коридор искать кого то из одноклассников, но девочек нашла не сразу. На том конце коридора все таки удалось услышать знакомый смех и цитаты строк из моего дневника. Сказать, что мне хотелось сквозь землю провалиться - это ничего не сказать. Я вырвала дневник из их рук и просто убежала. Сердце внутри колотилось как сумасшедшее. Я еле просидела последний урок и направилась в гневе сжечь дневник раз и навсегда.
Само собой, в скором времени обо всем, что там было узнал и объект моих мечтаний. Если честно, я тогда ожидала от него понимания.
Спускаясь вниз по лестнице я наткнулась на Рената с его другом Кантиком. - Это та самая Женя, которая посвящала тебе стихи и с которой ты собирался встречаться?- с ехидной улыбкой спросил он его. - Да она страшная, никогда в жизни. Так разбилась вдребезги моя первая любовь... Моя первая надежда, которая сменилась шквалом обиды и боли. Но слезы перед сном наверное все таки смывали и это потихоньку. Так я пережила первую неразделенную любовь. Это краткая биография моей любви, которая появится позже главных ролях среди тех, кто убил меня.



Музыка Billie Eilish, Khalid lovely
Категории: Жизнь
немного дичи. Louise Francoise 19:44:43
 Небольшая история по этому аниме.


Вот и наступили каникулы Луизы. Вместо поездки к семье, она выбрала провести их с Сайто. Солнце ворвалось в комнату, наступило утро.
В очередной день каникул, сидя на кровати в комнате, Луиза воскликнула:
- Сайто! Вот я тут подумала...
- Да? - только что проснувшийся подручный вопросил розоволосую дворянку.
- Я же ничего не умею! - попыталась пояснить Луиза. - Ну, в том смысле, что я хочу чему-нибудь научится, раз магия не по мне...
- И...что? - зевнул Сайто.
- То есть, как, "и что?"!? - закричала дворянка. - Тебе совсем неинтересно, чем я занимаюсь, что я хочу? Да, мы поженились, но контракт никто не расторгал... - "слегка" напомнила она своему подручному.
- Ну, вообще я спал...
- Проснулся же! Пойдём, я хочу чему-нибудь научится!
И сколько бы Сайто не вздыхал, избежать "кары" всё равно не удалось.

- Сайто, Сайто! - дёрнула розоволоска своего подручного. - Может быть, я буду художником, а? Я смогу?
- Сможешь...сможешь..­. - пытаясь не заснуть, отвечал Сайто.
- Да?! - с радостью крикнула Луиза. - Тогда поехали скорее в город, чтобы купить краски и мольберт!
- Ага...

Луиза и Сайто запрыгнули в карету, в которой провели ещё два часа.
- Да просыпайся уже! - крикнула дворянка.
- А... Да-да, я встаю... - увидев гневную жену, ему уже не очень захотелось открывать глаза.
- Ну почему! - идя к магазину, начала возмущаться Луиза. - Почему с тобой так сложно?! То тебе хочется спать, то ещё что-нибудь... Почему ты не можешь просто сделать то, что я скажу?
Сайто безразлично посмотрел на неё и промолчал.
- Тебе всё равно? - остановилась дворянка.
- Знаешь... - развернувшись, пробормотал подручный. - Ты всегда ставишь свои желания выше чужих. Мне это не нравится, прости.
- Что?! - побежала за Сайто Луиза.
- Не нужно за мной идти.
- Как ты смеешь??! Я - Луиза Франсуаза Де Ла Вальер! Я дворянка! А ты всего лишь мой подручный!! Слушай мои приказы!!
Сайто остановился.
- Слушаю.
- Значит, так! - начала распоряжаться дворянка. - Сейчас мы купим мольберт, а после этого ты встанешь на колени и извинишься передо мной.
- Хорошо.
- Что? Так просто? - спросила Луиза.
- Да.
- Н-ну...пойдём.

Сайто и Луиза зашли в ближайший магазин.
- Здравствуйте. - обратилась к продавцу Вальер. - Можно ли купить у вас краски и мольберт?
- Да, конечно, - улыбнулся дедушка, - вот. Выбирайте, здесь разные цвета красок. Есть яркие, есть бледные. Ах, точно, сейчас я вам мольберт принесу!
Продавец ушёл за товаром, закрыв небольшую дверь.
- Сайто, а, Сайто? - окликнула своего подручного Луиза, несколько забыв про ссору. - Какие цвета лучше?
- Эти, или эти? - показав две палитры цветов своему мужу, девушка улыбнулась.
Подручный не обратил никакого внимания на дворянку, будто она ничего и не спрашивала.
- Ну-у, не хочешь, и не надо. - надула губки Луиза. - Сама выберу!
Дедушка принёс три мольберта: один маленький и два больших.
- Выбирайте. - окинул он взглядом парочку.
- А какой посоветуете? - в недоумении спросила розоволоска.
- Я бы посоветовал большой, он удобнее. А какой из этих - решать вам. - снова улыбнулся продавец.
- Но, ведь, разница всего лишь в цене! - воскликнула Луиза.
- Выберите тот, что больше нравится. - милосердно ответил дедуля.
- Ладно... - растерялась дворянка. - Давайте тот, что дешевле.

Пара вышла из ларька: воодушевлённая девчушка с красками и мольбертом в руках, и обиженный парень, который только и перебрасывал камни под ногами.
- Да, кстати. - послышалось из уст брюнета. - Обещание.
Парень не успел встать на колени, как на него стала кричать Луиза.
- Сайто! Не позорься! Я же... это... пошутила...
- О, извините, прекрасная Луиза Франсуаза Ле Блан Де Ла Вальер, - склонил голову подручный, - извините меня, никчёмного пса, который ничего не достоин.
- Сайто... - оглядываясь по сторонам, сказала Вальер. - Что за цирк ты тут устроил?!
- Почему цирк? Я просто выполнил то, что обещал. - поднялся с колен брюнет. - Завидно, что я выполняю свои обещания, а ты нет?
- Завидно? Что?! - буркнула Луиза. - И что это я не выполнила?!
- Например, то, что я давным-давно хотел!
Глаза розоволоски расширились, а сама она покрылась красной краской, точь-в-точь, как в недавно купленной палитре.
- Ч-что это з-значит? - совсем покраснела дворянка.
- То и значит! Ты заставляешь моё сердце биться чаще, оно сжимается от одного взгляда на тебя. Хоть я и сказал, что мне не нравится твой характер... Я всё равно люблю тебя, Луиза!
Подручный обнял свою любимую.
- Сайто...

Вместе они зашли в комнату. Когда они вернулись из города, уже темнело. Луиза зажгла свечу.
- Сайто, - развернулась она, - а это правда, что ты меня любишь?
- Конечно, моя любимая Луиза. - парень обнял дворянку.
- Не называй меня так... - смутилась розоволоска.
- Так что насчёт обещаний? - ухмыльнулся Сайто.
- Чего?! - глаза Луизы наполнились яростью, но быстро угасли. - Если только совсем не долго, и н-не сильно...

На кровати лежали возлюбленные Сайто и Луиза. В карете лежали краски и мольберт. Кажется, они им больше не нужны.
­­


insensitivity > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
идет набор в ролевую по мотивам ани...
давай в ассоциации? О.О
Сестра уехала Т___ТВсё, п*зда рулю,...
пройди тесты:
Симпатия или любовь?Скарее всего...
Мне не нужен мир без тебя-5
читай в дневниках:
Avatar #4983/Closed
Avatar #4984
Avatar #4985/Closed

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх